мария 1 Всячески избегайте приписывать себе статус жертвы… Каким бы отвратительным ни было Ваше положение, старайтесь не винить в этом внешние силы: историю, государство, начальство, расу, родителей, фазу луны, детство, несвоевременную высадку на горшок и т.д. В момент, когда Вы возлагаете вину на что-то, Вы подрываете собственную решимость что-нибудь изменить.

(И. Бродский)

Есть такой «действенный» приём в семейных отношениях – успеть обидеться первым. Кто первый привьёт партнеру комплекс вины, тот и победит. Если это, конечно, можно назвать победой. Интересно, что точно так же часто действуют и родители. Прививка ребёнку комплекса вины – да я тебя кормила, одевала, обувала, ночей над тобой не спала, от себя кусок отрывала, лучшие годы тебе отдала – очень упрощает управление ребёнком. Иногда это называется воспитанием.

Точно так же в советских школах пытались манипулировать учениками – да государство вас бесплатно обучает, а вы, тунеядцы… Взрослых попрекали бесплатным жильем и здравоохранением. И особенной войной – сколько людей погибло, чтобы ты мог жить. «Я полжизни отдал за тебя, подлеца, а ты жизнь прожигаешь, Иуда».

В Германии немцам долго прививали комплекс вины за две развязанные мировые войны и за миллионы погибших. Французов попрекали колониальным прошлым – вы теперь должны арабам, американцев попрекали рабством – вы теперь должны неграм.

Традиция прививать людям комплекс вины очень старая. Спасибо христианству с его концепцией первородного греха и семи смертных грехов. Ты смотришь на красивую женщину с вожделением – ты виноват, мечтаешь о вкусном обеде – виноват, воспарил в мечтах – виноват, радуешься жизни – виноват. За самый крохотный кусочек удовольствия ты должен будешь расплачиваться. Бо живут не для радости, а для совести!

Между тем, например, в Японии совершенно отсутствует комплекс вины за Вторую мировую. Как будто не было Нанкинской резни, отряда 731 и издевательств над пленными. Может быть, атомная бомбардировка стерла этот комплекс – и страна из агрессора превратилась в жертву. А может быть все проще – сын за отца не отвечает. И еще японцы не считают постыдными самые естественные желания. Есть вещи гораздо важнее – самурай может спать хоть с женщиной, хоть с мужчиной, хоть с овцой – лишь бы он не перестал быть самураем.

Нет никакой лично Вашей вины в том, что делали Ваши предки. Вы отвечаете только за себя – за свои действия в своей жизни. Однако на Вас может лежать ответственность исправить что-то из того, что сделали Ваши предки. Но ответственность – это никак не вина…

Как избавиться от чувства вины?

Столько методик разработано, столько книг написано про прощение, про избавление от чувства вины, а люди продолжают испытывать вину вновь и вновь. Вроде бы отступает, вроде бы больше нет… А потом, бах, и всплывает снова. Что же это за чувство такое? Опасное, изматывающее, забирающее все силы и здоровье, притягивающее к себе несчастья и страдания? Давайте разбираться вместе.

И у меня возникает вопрос: А есть ли такое чувство?

Снова и снова прошу клиентов прочувствовать его и рассказать, какое оно, где находится.

В теле его не оказывается. Многие замечают: «Так оно — в голове». В голове — в мыслях!

«Виноват» — мысль, интерпретация, идея, в которую человек верит, и она становится его реальностью.

Как такового «чувства вины» не существует. Есть идея о том, что «я виноват».

Когда клиент входит в ситуацию, где он испытывает «чувство вины», и начинает внимательно наблюдать за своими реакциями, он обнаруживает страх и все сопутствующие ему ощущения.

И не «чувство вины» всплывает снова и снова, а страх. И техниками прощения от него не освободиться.

И многие осознают, что и избавиться-то на самом деле хотят не от чувства вины, а от этого страха. Страх не дает покоя. А кто-то подмечает, что больше всего вины испытывал за этот самый страх, за свою «трусость». Бояться ведь «нельзя», «стыдно», особенно мальчикам.

Казалось бы, такое простое понимание открылось, а столько проблем благодаря ему перестали быть «неразрешимыми». Особенно показательные, с зависимостями.

Как только уходит базовый страх, а вместе с ним «чувство вины», прекращается внутренняя война, и легко и тихо (незаметно) уходит сама зависимость.

«Чем глубже ты входишь в свой страх, тем меньше ты его находишь. Когда ты касаешься самого глубочайшего дна страха, ты просто смеёшься — бояться нечего».

О патологическом чувстве вины и всеобщем удовольствии

Патологическое чувство вины не путать с нормальной виной, когда вы наступили другому на ногу.

С нормальной виной просто, Вы попросили прощения и оно прошло. С патологической виной все гораздо сложнее, там облегчение никогда не наступает. Потому что дело не в вине.

Когда взрослый высказывает ребёнку недовольство им, первое, что испытывает ребёнок — это страх. Страх он испытывает в силу того, что от его сознания не может укрыться факт собственной беспомощности перед взрослым. Дети это ощущают невербально, также как одно маленькое животное чувствует свою беспомощность перед другим, большим и сильным животным. И на животном уровне недовольство родителя для ребёнка звучит как угроза.

Никто не любит переживать страх. Некоторые дети плачут от страха, другие пытаются с ним справиться. Бессознательный способ, которым пользуются дети, не желающие плакать, — это присвоение себе ответственности за родительское недовольство, которое они переживают в виде чувства вины. Присвоение себе этой ответственности имеет преимущество перед страхом, оно дает перспективу, что родителя можно сделать довольным и тем самым избавить себя от угрозы, а значит и от переживания страха. Родителям, неосознающим, как они влияют на психику ребёнка своим поведением, это очень даже нравится, они называют этот процесс воспитанием, хотя на деле это манипулирование на страхе ребёнка.

В последствии такой механизм обращения с недовольством взрослого только укрепляется: чем больше недоволен родитель, тем больше вины у ребёнка. Родитель и ребёнок живут в полной уверенности, что за недовольство родителя отвечает ребёнок и власть с ним справиться есть только у него. А родитель — жертва ребёнка, неспособная справляться со своими чувствами.

Дети таких родителей вырастают тревожными и гиперответственными, они всё время пытаются не допустить конфликта, недовольства другого человека, постоянно оправдываются и извиняются, и чувствуют себя виноватыми чуть ли ни за всё на свете в этом мире.

Обратная сторона чувства вины — это иллюзия власти над другим человеком, мол, сделаю его довольным, и счастье мне гарантировано. Но управление своим поведением лежит внутри каждого человека и неподвластно другим людям, и попытки сделать всех счастливыми, чтобы мне стало не страшно жить, заранее обречены на провал.

Яндекс.Метрика